Дело о двойняшке

Таково мое понимание права, — объяснил судья Алворд.
— Да, Ваша Честь.
— Поэтому в некоторых случаях, — продолжал судья Алворд, — окружной прокурор
решает пригласить на предварительное слушание свидетеля, который должен представить
важные показания, если обвинение опасается, что этот свидетель может умереть или покинуть
юрисдикцию суда к моменту передачи дела в Высший суд. Таким образом, окружной прокурор
в состоянии справиться с рядом трудностей, если этого свидетеля не будет на слушании в
следующей судебной инстанции.
— Да, Ваша Честь.
На лице судьи Алворда появилось раздражение.
— Я не намерен навязывать свои суждения представителям окружной прокуратуры.
Однако, с другой стороны, я не допущу, чтобы настоящий Суд брал на себя функции Большого
Жюри. Я просто сделал несколько замечаний, которые должны принять к сведению обе
стороны. Цель настоящего Суда — отправление правосудия. Вы выдвинули свою версию,
господин окружной прокурор. Общеизвестным фактом является то, что, как правило, Суд
передает дело для слушания в следующую судебную инстанцию, даже если защита
представляет доказательства, ставящие под сомнение точность доказательств обвинения. На
предварительном слушании, Суд обычно не берет на себя ответственность взвешивать
доказательства и не принимает решений по конфликту доказательств, а передает дело в
Высший суд. В настоящий момент нас интересует, почему обвинение так настойчиво
продолжает вызывать все новых и новых свидетелей и допрашивать их об одном и том же.
— Обвинение действует подобным образом, потому что считает это необходимым, —
заявил Гамильтон Бергер. — В настоящем случае мы выступаем против изобретательного и
хитрого адвоката защиты, который любит устраивать драматическую развязку и всячески
нарушать и ставить с ног на голову традиционную процедуру ведения дел в суде. Поэтому
окружная прокуратура думает, что мы имеем право вести дело так, как мы считаем нужным.
Мы просим Высокий Суд не ограничивать нас в вызове свидетелей.
— Очень хорошо, — сказал судья Алворд, по тону которого сразу же становилось
понятно, что он разозлен. — Суд не намерен никоим образом ограничивать права окружной
прокуратуры по представлению свидетелей. С другой стороны, нашей целью является
отправление правосудия. Мы не собираемся брать на себя функции Большого Жюри, а также не
позволим лишить обвиняемого его прав. Теперь, господин окружной прокурор, вы желаете
пригласить Гламис Барлоу для дачи показаний. Вероятно, что до завершения настоящего
слушания Гламис Барлоу будет названа второй обвиняемой, и ее дело будет передано в
Высший суд. Мы не хотели бы допускать вызов мисс Барлоу в качестве свидетельницы для
того, чтобы поймать ее в ловушку, поставив в такое положение, где могут быть ущемлены ее
конституционные права. Однако, если вы, господин окружной прокурор, считаете, что
необходимо пригласить мисс Барлоу в качестве свидетельницы для представления вашей
версии, вызывайте ее.

© 2006-2016 Фонд "Литературная коллекция"

Вся информация, представленная на сайте предназначена только для личного ознакомления.