Дело о двойняшке

— Кто ездит на спортивном автомобиле? — поинтересовался Мейсон, показывая на
машину, занимающую в гараже центральное место.
— В основном, Гламис и я. Иногда Нэнси, моя мачеха. Второй машиной — той, что с
двумя дверьми, — мы пользуемся, когда отправляемся куда-то всей семьей.
— Остальные члены семьи встали?
— Они обычно спят до полудня.
— Давайте посмотрим, что тут у вас, — предложил Мейсон.
— Следуйте за мной, пожалуйста, — пригласила Мьюриель. — Я покажу, куда идти.
Мейсон прошел за ней в фотолабораторию, увидел в различных углах очертания
увеличительных приборов, раковину, бачок для проявления пленок и несколько ящиков, где
хранились негативы и готовые снимки.
— Пожалуйста, подержите дверь в гараж открытой, — попросила Мьюриель, — пока я не
доберусь до второй двери. В таком случае нам не придется зажигать свет.
Мейсон остался ждать у входа.
Мьюриель пересекла комнату и распахнула дверь.
— Вот папина мастерская, — сообщила девушка.
Мейсон заглянул внутрь, затем взял Мьюриель за плечи, не позволяя ей войти. Они
остались в темной комнате, заглядывая сквозь дверной проем в мастерскую.
Там лежали пилы, стояли токарный и шлифовальный станки и другое оборудование,
необходимое для работы по дереву. На стропилах по всей комнате крепились куски различных
дорогих пород дерева, расположенные таким образом, чтобы поверхности не соприкасались
друг с другом. Еще несколько кусков лежало на верстаке. Пахло кедром, сандаловым деревом и
опилками.
Красное пятно выглядело мрачно среди множества стодолларовых купюр, устилающих
пол, словно ковер.
— Это та салфетка, которой пользовался ваш отец? — уточнил Мейсон.
— Да.
— Вы уверены?
— Ну… пропала салфетка, а это одна из наших салфеток.
Мейсон нагнулся и поднял ее.
— Есть следы яйца, — заметил адвокат.
— Я уверена, что это папина салфетка, мистер Мейсон. Он ел яичницу с домашней
колбасой на завтрак.
— Из скольких яиц?
— Из двух.

© 2006-2016 Фонд "Литературная коллекция"

Вся информация, представленная на сайте предназначена только для личного ознакомления.