Дело о двойняшке

— Мои отпечатки здесь определенно есть, — сообщила Мьюриель. — Я часто прихожу
сюда посмотреть, как работает папа.
— В любом случае, не следует оставлять свежих отпечатков. Они могут перекрыть чьи-то
еще. Давайте пересчитаем деньги.
Они собрали стодолларовые купюры и разложили на столе. Мейсон повернулся к
Мьюриель и поинтересовался:
— Сколько вы подняли купюр?
— Сорок восемь.
— И я пятьдесят две. Значит, здесь ровно сто купюр или десять тысяч долларов. Вы знаете
что-нибудь о них? Есть какие-нибудь соображения откуда они взялись?
Мьюриель покачала головой.
— Здесь найдутся резинки? — поинтересовался Мейсон.
— У Нэнси есть в лаборатории. Я помню, где она их держит.
— Принесите несколько штук, пожалуйста.
Девушка щелкнула выключателем.
— Эй! — крикнул Мейсон. — Я же предупреждал, что надо проявлять осторожность и
постараться ни к чему не прикасаться.
— О, я забыла… А как мне достать резинки, не оставив отпечатков пальцев?
— Платком или подолом юбки, — объяснил Мейсон.
Мьюриель приподняла подол и открыла один из ящиков, который оказался разделенным
на несколько секций. В каждой лежали резинки разных размеров.
Мейсон достал две штуки кончиком авторучки и кивнул Мьюриель, показывая тем самым,
что можно закрывать ящик.
Адвокат надел резинки на пачку купюр.
— Ваша мачеха очень аккуратная, — заметил Мейсон. — В лаборатории идеальный
порядок, по сравнению с полным хаосом в мастерской отца.
— Знаю. Что касается своего хобби — здесь Нэнси постоянно следит за порядком, чего
нельзя сказать, обо всем доме. Она в этой комнате сдувает каждую пылинку и все вещи лежат
на своих местах.
— А ваш отец — полная противоположность?
— Ну, до безукоризненной аккуратности ему далековато, — засмеялась она. —
Мастерская напоминает открытый яблочный пирог, начинку для которого резали как попало.
— Понятно. Кстати, у вас есть фотография вашего отца, которую вы могли бы мне дать?
— Ну, у меня в комнате стоит одна в рамке, но…
— Вам нежелательно возвращаться в дом в настоящий момент, — перебил адвокат. — А
здесь случайно нет?
— О, конечно. Несомненно. У Нэнси тут сотни снимков. Она обожает портреты. Она
использует какую-то технику, помогающую нанести на бумагу лишь слабое изображение,
потом работает над портретом масляными красками. В результате получается картина, причем
практически невозможно определить, что она сделана на основе фотографии.

© 2006-2016 Фонд "Литературная коллекция"

Вся информация, представленная на сайте предназначена только для личного ознакомления.