Дело о двойняшке

Мейсон застыл на месте. Его лицо стало суровым, как гранит.
— Они не в состоянии доказать, что это те же деньги, — заметил адвокат.
— Ты не прав, Перри, черт побери. У банкира возник вопрос, зачем они ей и почему в
стодолларовых купюрах. Он подумал, что, скорее всего, она платит выкуп за кого-то, кого
похитили. Банкир не хотел, чтобы у Веры Мартель возникли подозрения, а поэтому не решился
слишком долго тянуть время. Однако, он сказал, что ему нужно сходить к сейфам внизу, чтобы
набрать необходимое количество стодолларовых банкнот. Он отсутствовал не больше минуты,
но за это время записал номера шести купюр, которые потом передал ей.
— Полиции об этом известно? — уточнил Мейсон.
— Пока нет, но, несомненно, они докопаются до этого. Газеты, естественно, расскажут о
том, что Гамильтон Бергер вызвал тебя, как свидетеля со стороны обвинения, и что в деле
фигурируют какие-то десять тысяч долларов наличными. Банкир прочитает статьи, обратится в
правоохранительные органы и передаст им номера купюр. Тогда тебе конец.
Мейсон снова принялся ходить из угла в угол.
Через несколько минут опять зазвонил телефон.
Делла Стрит сняла трубку и кивнула Полу Дрейку.
— Тебя, — сказала она.
— Как я хочу услышать что-нибудь хорошее, — вздохнул сыщик. — А то сегодня,
по-моему, мы получаем только плохие новости. — Дрейк взял трубку у Деллы Стрит. —
Алло!… Да… Это Пол… Спасибо. — Попрощавшись со звонившим, детектив повернулся к
Перри Мейсону. — Черт побери! — воскликнул Дрейк. — Насколько все черно!
— Что теперь? — поинтересовался Мейсон.
— Хартли Эллиотт, — сообщил детектив. — Они его здорово обработали, Перри. Его не
поместили в отдельную камеру и не отнеслись к нему, как к джентльмену. Никаких особых
условий. Бросили его в огромную камеру с пьяницами, в грязь и смрад. После того, как на него
несколько раз блеванули, он решил, что тюрьмы с него достаточно. Он попросил передать
окружному прокурору, что хочет на свободу, готов завтра занять место дачи показаний и
отвечать на вопросы.
— Они не имели права поступать подобным образом с человеком, осужденным только за
неуважение к Суду, — заметил Мейсон.
— Но поступили, и это сработало. Окружной прокурор велел доставить его к себе, и в
настоящий момент Хартли Эллиотт дает письменные показания под присягой.
Казалось, что Мейсон не слышал слов детектива. Он развернулся и снова принялся ходить
из угла в угол.
Делла Стрит с беспокойством следила за ним.

© 2006-2016 Фонд "Литературная коллекция"

Вся информация, представленная на сайте предназначена только для личного ознакомления.