Дело о двойняшке

— У меня больше нет вопросов, — объявил он.
Гамильтон Бергер вскочил на ноги.
— Ваша Честь, я крайне удивлен. Сложилась ситуация, которую необходимо
расследовать. Я хочу точно выяснить, что это за фотография. Необходимо доказать ее
истинность. Я считаю, что адвокат защиты что-то здесь подстроил. Это на самом деле
фотография Гламис Барлоу, но под ней стоит неправильная подпись. Все сделано специально,
чтобы запутать свидетеля. Я прошу Высокий Суд отложить заседание до тех пор, пока я не
проведу расследование того, что произошло.
— Я не возражаю, против того, чтобы слушание было отложено, — заявил Мейсон. —
Защите очень хотелось бы, чтобы окружной прокурор подтвердил истинность фотографии. Я
также советую окружному прокурору разобраться с тем, почему этот свидетель отказался
отвечать на вопрос о деловых отношениях с Верой Мартель.
— Мистер Мейсон, — обратился к адвокату судья Алворд, — возможно ли, что имела
место подмена фотографий или подписи под представленной вами фотографией?
— Нет, Ваша Честь. Я получил фотографию от детектива, прибывшего в зал суда
несколько минут назад в ответ на телефонный разговор, состоявшийся у меня с ним вчера
вечером, в котором я попросил его привезти сюда фотографии Морин Монро.
В последовавшей тишине послышались женские рыдания.
Судья Алворд посмотрел на Нэнси Джилман — плакала она.
— Объявляется перерыв до десяти часов завтрашнего утра, — сказал судья и повернулся к
Гамильтону Бергеру. — А за это время полиция должна приложить все усилия, чтобы
докопаться до сути этого дела. Сложилась ситуация, с которой необходимо разобраться.
— Хорошо, Ваша Честь, — кивнул пристыженный Гамильтон Бергер.
— Слушание закрыто, — произнес судья Алворд.
Он повернулся к Перри Мейсону и посмотрел на него с удивлением и уважением перед
тем, как покинуть зал.

17

Пол Дрейк появился у Мейсона в конторе во второй половине дня.
— Хартли Эллиотт во всем признался, — сообщил он. — Конечно, все стало очевидным
после того, как Нэнси Джилман сделала свое заявление. Нэнси родила девочек-двойняшек. Это
оказались однояйцовые близнецы. Она понимала, что не может оставить себе двоих, но одну
она хотела оставить. Нэнси — удивительно умная и находчивая женщина. Она решила хорошо
устроить вторую девочку. Каким-то образом она выяснила, что миссис Дж. В. Монро из
Реддинга только что родила олигофрена. Женщина была убита горем. Нэнси организовала
подмену, и чета Монро вернулась в Реддинг с красивой дочуркой. Девушки похожи, как две
капли воды. Даже сейчас их практически невозможно различить. Когда Хартли Эллиотт
познакомился с Гламис, он поразился удивительному сходству. Он тайно начал расследование,
для которого нанял Веру Мартель. Вере не понадобилось много времени, чтобы разобраться в
том, что случилось. Вера решила обмануть Хартли Эллиотта и тем самым подписала свой
смертный приговор. Хартли Эллиотт планировал или шантажировать Нэнси Джилман, или
продать информацию Роджеру Калхоуну. Вера выяснила, что Джон Верман Хасселл оставил в
своем завещании значительную сумму денег отпрыску Нэнси, рожденному примерно через
шесть месяцев после даты их последней встречи. Она также выяснила, что Нэнси, не афишируя,
удалось убедить наследников Хасселла, что Гламис и есть тот ребенок. В результате Нэнси
передали крупную сумму денег. Здесь мы сталкиваемся с хитрым юридическим вопросом. Она
не получала наследство, она договорилась об урегулировании вопроса с братом и сестрой
Хасселла. Также учти, что Морин так официально и не удочерили. Чета Монро просто
представляла ее, как собственную дочь. Вера Мартель решила сказать своему сообщнику, что
работает по аспекту шантажа, а на самом деле задумала отхватить себе лакомый кусочек,
сообщив Морин Монро, что ей оставлено в наследство какое-то имущество, о котором Морин и
не подозревает, но Вера постарается уладить все вопросы с его получением. Вера Мартель
заплатила Морин десять тысяч долларов за половину суммы, которую ей удастся выбить.

© 2006-2016 Фонд "Литературная коллекция"

Вся информация, представленная на сайте предназначена только для личного ознакомления.