Дело о девушке с календаря

— Мы возражаем против пересказывания слов обвиняемого на основании того, что это
самовольный вывод, доказательство с чужих слов, оно некомпетентно, несущественно и не
имеет отношения к делу, — заявил Дру.
— Вам нет нужды выдвигать возражения, — сказал Мейсон. — Я не собираюсь просить
свидетеля рассказывать о беседе. Я просто спрашиваю мисс Стрит, как все происходило.
— Ну, обвиняемый задал вам несколько вопросов, и после короткой беседы мы ушли из
клуба.
— В какое время?
— Точно в десять тридцать две.
— Кого вы имеете в виду под словом «мы»?
— Вас, мистера Анслея и меня.
— Куда мы отправились?
— Мы поехали к дому Меридита Бордена.
— Ворота на его территории были открыты или закрыты?
— Ворота были открыты.
— Что мы сделали?
— Мы оставили машину за воротами.
— Потом?
— Насколько я могу судить, в течение десяти-пятнадцати минут мы осматривали место
аварии.
— Что произошло потом?
— Потом прозвучала сирена, и ворота закрылись.
— Дальше?
— Потом мистер Анслей подошел к воротам, попытался открыть их и, видимо, включил
сигнал тревоги…
— Протестуем как против умозаключения свидетеля. Просим в протоколе вычеркнуть, —
сказал Дру.
— Не возражаю, — согласился Мейсон. — Рассказывайте о том, что случилось дальше.
— Зазвучала сирена, зажглись прожектора, освещающие территорию, и мы услышали лай
собаки.

© 2006-2016 Фонд "Литературная коллекция"

Вся информация, представленная на сайте предназначена только для личного ознакомления.