Дело о девушке с календаря

— В ваши обязанности входило «выполнять долг хозяина дома» по отношению к гостям
мистера Бордена, когда его самого не было?
— Обычно нет, но доктор Коллисон, она… ну, она лицо особое.
— Понимаю, — сказал Мейсон. — Что случилось дальше?
— Я поискал мистера Бордена.
— Вы звали его?
— Да.
— Он ответил?
— Нет.
— Потом?
— Я не могу вспомнить все в деталях, но потом включился сигнал тревоги, зажегся свет, и
я услышал, как лают собаки.
— Что еще?
— Потом я выскочил наружу и попытался узнать, отчего весь этот шум. Я свистнул
собакам и посадил их назад в клетки. А когда вернулся, доктор Коллисон разговаривала с
кем-то по телефону. По моим предположениям, звонил кто-то от ворот.
— Ваши предположения не имеют значения, — прервал Дру.
— Суд сам будет делать заключения и предположения, — раздраженно заметил Эрвуд. —
Свидетель может продолжать…
— Телефон опять стал звонить не переставая. Я ответил и… сказал, что я Борден.
— Разрешите задать вопрос обвинению, — обратился Мейсон к судье и, получив
разрешение, спросил: — Были ли проявлены и отпечатаны фотопластинки, найденные в
студии? Насколько я помню, обвинение обещало представить фотографии.
— У вас есть снимки, мистер окружной прокурор? — спросил Эрвуд. — Суду будет очень
интересно взглянуть на них.
— С разрешения суда, — ответил Бюргер, — я совершенно уверен, что они не имеют ни
малейшего отношения к делу. Обвинение и полиция считают, что они были сделаны гораздо
раньше.
— Вам был задан вопрос, — раздраженно сказал судья Эрвуд, — есть ли у вас снимки?
— Да, ваша честь, есть.

© 2006-2016 Фонд "Литературная коллекция"

Вся информация, представленная на сайте предназначена только для личного ознакомления.