Дело о девушке с календаря

— Вы были пьяны?
— Да, пьян. Потом я заснул за столом.
— Что еще вы помните?
— Я смутно помню, как меня укладывали в постель.
— Кто это делал?
— Джесон и Миллисент, то есть мистер и миссис Кенделл, с помощью мисс Харпер.
Последнее, что я помню: они сняли с меня ботинки. Потом меня разбудили громкие,
возбужденные голоса, и я взглянул на часы.
— Вы были еще пьяны?
— Нет, я уже проспался. Только голова была еще тяжелой.
— В это время мисс Харпер уже вернулась домой?
— Да.
— А потом вы позвонили ветеринару, доктору Коллисон?
— Я не стал для этого задерживаться, а попросил других позвонить ей и сказать, что я
еду, а сам в этот момент уже бежал к своей машине.
У Мейсона вопросов больше не было. Вдруг Лоретта Харпер вскочила со своего места в
зале.
— Скажи им правду, Франк! — закричала она. — Хватит выгораживать ее! Мистер
Мейсон, спросите его, что он говорил доктору Коллисон. Он…
Судья стукнул молотком по столу:
— Мисс Харпер, выйдите вперед!
Кипя от возмущения, Лоретта повиновалась.
— Вы знаете, что не имеете права вставать и выкрикивать замечания? — спросил ее
Эрвуд.
— Я не смогла удержаться, ваша честь. Он все еще старается скрыть факты, все еще
пытается выгородить ее. Он слышал…
— Подождите, — оборвал судья ее слова, — все должно идти по порядку. Мисс Харпер,
меня совершенно не интересуют ваши замечания. Если вам точно известно что-либо, это —
одно, но реплики с места во внимание не принимаются. А сейчас вы признаетесь виновной в
неуважении к суду, выраженном в попытке прервать течение дела и в неподобающем
поведении. Размер и форму наказания суд установит позднее. Вам ясно?
— Да, сэр.

© 2006-2016 Фонд "Литературная коллекция"

Вся информация, представленная на сайте предназначена только для личного ознакомления.