Дело о девушке с календаря

— Совершенно очевидно, что магнитофон был выключен вскоре после того, как
прозвучал выстрел, — ответил Бюргер, — но выключил его Джордж Анслей.
Эрвуд взглянул на Мейсона. Тот улыбнулся и покачал головой:
— Джордж Анслей не знал ни о существовании магнитофона, ни о том, что беседа
записывается. Здесь уже показывали, что микрофон был спрятан, а магнитофон находился в
другой комнате. Для того чтобы выключить его, нужно было знать, что он включен и где
находится. Этого Анслей не знал. С разрешения суда, есть еще одно убедительное
доказательство невиновности моего подзащитного. Суд, наверное, уже обратил внимание на то,
что на следующий день после убийства инспектора, контролирующие строительство, были
более чем любезны с Анслеем. А это может означать только одно: Меридит Борден уже
связался с ними. Так как мы теперь слышали полную запись беседы покойного с Джорджем
Анслеем, то знаем, что в течение беседы у Меридита Бордена не было времени пойти к
телефону, позвонить инспекторам и сказать примерно следующее: «Все в порядке. Анслей у
меня и согласен. Можно прекращать давление». Но, поскольку Меридит Борден мертв и
оправдаться уже не сможет, я выражусь мягче. Он не имел возможности пойти к телефону и
сказать инспекторам: «Джордж Анслей только что приходил ко мне и пригласил работать у
него в качестве консультанта по производственным вопросам. У меня такое впечатление, что,
проверяя его работу, вы придираетесь больше, чем того требует контракт, что свидетельствует
либо о личной неприязни к Анслею с вашей стороны, либо о попытке получить от него взятку.
Предупреждаю: если ситуация немедленно не изменится, я сделаю так, что ваша политика по
отношению к Анслею получит широкую огласку».
На какой-то миг сердитое выражение на лице Эрвуда сменилось подобием улыбки.
— Должен признать, что это чрезвычайно тактичное изложение чисто гипотетической
беседы, мистер Мейсон, — сказал он.
— Я ведь говорил, исходя из того факта, что Борден мертв и не может защитить себя, —
ответил Мейсон.
Эрвуд взглянул на прокурора:
— Я считаю, мистер обвинитель, что если вы внимательно обдумаете все доказательства
по делу, то поймете, что обвиняли не того, кого нужно, и что самая большая любезность,
которую суд в состоянии оказать вам в данный момент, — это предоставить возможность
забрать ваш иск против мистера Анслея. Вы просите передать дело Джорджа Анслея в высшую
инстанцию суда, но, если бы даже такое решение было вынесено, это поставило бы вас в
дальнейшем в щекотливое положение: либо вам придется отказаться от обвинения против
Джорджа Анслея, либо, если дело дойдет до суда присяжных, они все равно вынесут
оправдательный приговор. Конечно, суд понимает, что на предварительном слушании
обвинение не обязано выставлять все имеющиеся доказательства, так как его главная задача на
этом заседании — доказать, что совершено преступление и есть серьезные основания верить,
что его совершил обвиняемый. Однако у обвинения есть и другая задача, а именно: руководить
своим отделом так, чтобы действовать только в интересах справедливости, чтобы невиновные
не были осуждены, но главное — чтобы виновные понесли заслуженное наказание. Рассмотрев
все представленные доказательства по этому делу, суд пришел к выводу, что обвиняемый
привлекается к ответственности за преступление, которого он не совершил, не мог совершить.

© 2006-2016 Фонд "Литературная коллекция"

Вся информация, представленная на сайте предназначена только для личного ознакомления.