Дело о девушке с календаря

— А что будет с вами?
— Ну, о себе позабочусь я сам, — усмехнулся Мейсон. — Надеюсь, что в состоянии это
сделать.
— Но ведь если полиция захочет допросить вас, то все равно разыщет в любом месте. При
вашей известности это нетрудно.
— Знаю, — ответил Мейсон, — но, надеюсь, они не будут кричать на каждом углу, что
хотят задать мне пару вопросов. Я хочу сказать, что они, по крайней мере сейчас, не
воспользуются радио или газетами.
— А если Анслей позвонит, когда нас не будет?
— Вряд ли. Он позвонит, только когда его арестуют. Скажи Герти на коммутаторе, что ты
берешь отгул, а я в течение дня буду то приходить, то уходить. Если позвонит Анслей, пусть
она передаст ему, что мы обязательно должны повидаться, и запишет номер телефона, по
которому его можно найти.
Мейсон подошел к вешалке и взял шляпу.
— Пока, Делла.
Выходя из кабинета, он чувствовал на себе встревоженный взгляд секретарши.
Мейсон вывел машину со стоянки, отъехал подальше от своего учреждения, нашел место,
где поставить машину, прошел в магазин и, поинтересовавшись, можно ли позвонить, набрал
номер телефона Беатрис Корнелл в «Анкордиа Апартментс».
Женский голос, официальный и холодный, ответил на звонок:
— Алло, вас слушают.
— Минерва? — серьезно спросил Мейсон.
— Какой номер вы набираете?
— Мне нужна Минерва.
— Здесь такой нет.
— Простите.
Мейсон вернулся к машине и направился в «Анкордиа Апартментс».
В списке жильцов у входной двери имя Беатрис Корнелл стояло напротив квартиры 108.
Мейсон нажал кнопку звонка в квартиру, и почти тотчас же электрический замок на наружной
двери звякнул, давая знать, что дверь открылась. Адвокат вошел в подъезд, прошел по
мрачному подобию вестибюля, затем по коридору, нашел квартиру 108 и осторожно постучал в
дверь.

© 2006-2016 Фонд "Литературная коллекция"

Вся информация, представленная на сайте предназначена только для личного ознакомления.